Мирзо Турсун-Заде
И если мой Таджикистан
Планете стал знаком,
И если стал казах Джамбул
Великим стариком,
А наш сосед Узбекистан
Прекрасен и велик,
То это только оттого,
Что русский есть язык!
Вы на самим деле являетесь достойным и законным наследником огромного клада тысячелетней истории народа, слава и гордость таджикской литературы.
Б. Гафуров
Таджикский народный поэт и герой — Мирзо Турсунзада, родился 19-го апреля 1911 года в селе Каратаг, бывщего района Регар, Республики Таджикистан в семье кузнеца.

Мирзо Турсунзаде в развитие культуры таджикского народа вложил огромный вклад. В свое время он был любимцем народа и особенно женщин. Его имя было на вершине политических и культурных мероприятий.

Учитывая вложенный вклад Турсунзаде, современный Таджикистан дал ему статус Героя Таджикского народа, назвал национальную банкноту номиналом 1-сомони в его честь. Наряду с этим также название его родных краев переименовано в честь этого поэта (район Турсунзаде).

Молодежь и старики очень хорошо помнят и знают стихи Турсунзаде под именем «Джон Ширин ин кадар джангам макун» повторяя тем что эти слова сказаны примерным таджиком. Памятнаки Турсунзаде встречаются в нескольких городов и районов страны а также в его честь названы проспекты и дороги столицы и некоторых городов Таджикистана. Имеется Музей имени Мирзо Турсунзаде в городе Душанбе и в родном селе поэта.

Мирзо Турсунзаде еще при жизни стал классиком. Его произведения переводились на десятки языков, критики давали лестные оценки, а народ напевал строчки его любовной лирики. «Я встретил девушку, полумесяцем бровь, на щечке родинка, а в глазах — любовь», — пожалуй, не только в Таджикистане, но и во всем Советском Союзе эту песню знали и любили. При этом многие даже не догадывались, что эти строки принадлежат Мирзо Турсун-заде: стихи были настолько душевными, теплыми, легкими, что казалось, сочинил их народ.
Поэт родился в обычной, небогатой семье ремесленника – резчика по дереву; как и другие мальчишки из родного села, помогал отцу, играл на пыльных улицах родного селения. У его отца была тяжелая судьба: он работал в поле, когда случилось страшное землетрясение, унесшее жизни его супруги и пятерых детей. Он женился во второй раз, и у него родился сын – Мирзо.

Спустя много лет Мирзо, будучи еще мальчишкой, тоже познает горечь утраты. Его отца отправят в Самарканд – работать над резными дворцовыми воротами, а его мать скончается от болезни. Вдали от родины отец (Турсун) увидел страшный сон о своей семье и на следующее утро он принял решение вернуться к сыну, но так как работа была еще не окончена и его не отпустили бы домой, отец решился сбежать из Самарканда.

Сон оказался вещим: вернувшись в родной Каратаг, он узнает о смерти супруги, а своего маленького сына найдет в чужой семье…

После возвращения отец сразу отдал Мирзо в школу при местной мечети. «Кости – наши, мясо — ваше», — отдавая детей в школу, тогда все родители произносили эту фразу. Ее же повторил и отец Мирзо Турсун-заде. Что она означала, будущий поэт узнает гораздо позже.

«Палка у муллы была очень длинной и, где бы я ни сидел, доставала до моей головы», — впоследствии будет рассказывать Мирзо Турсун-заде о своей первой школе. Но ничто не могло отбить у него тяги к знаниям.

Как-то один из одноклассников отца, встретив Мирзо, сказал: «Твой отец нас всех обманул», — рассказывает сын поэта – Масуд Турсун-заде. — Я удивился, спросил, в чем заключалась его ложь. Он объяснил: «Мы все сбегали с уроков и играли в ашички. А твой отец говорил, мол, вы поиграйте за меня, а я за вас поучусь. И вот до чего доучился!».

В те времена не все ремесленники отправляли своих детей обучаться грамоте, но отец Мирзо Турсунзаде всегда мечтал о том, чтобы его сын стал образованным человеком. Ведь даже имя «Мирзо» означало – грамотный, образованный. И сын не обманул чаяний отца. После того как в регион пришла советская власть и перед детьми из простых семей открылись новые возможности, Мирзо Турсун-заде не преминул воспользоваться ими. Сначала его перевели в душанбинский интернат, затем он поступил в педагогический техникум, откуда его, как одного из лучших учеников, отправили на учебу в Ташкент, в Институт просвещения.

После окончания вуза начался его стремительный взлет…

Вернувшись из Ташкента, Мирзо Турсун-заде начинает свой творческий путь в качестве журналиста в редакции газеты «Комсомоли Тоджикистон». После его отправляют в Ленинабад, руководить литературной частью Ленинабадского музыкально-драматического театра. Он пробует себя в драматургии. И вскоре по его пьесе «Хукм» в театре ставят спектакль. Главная роль досталась молодой актрисе, красавице — Сабохатхон Нажмиддиновой. Впоследствии она стала супругой поэта.

Это была целая история! — вспоминает Масуд Турсун-заде. — Отец в Ленинабаде был чужим, он ведь из Гиссара. Естественно, отдавать свою дочь за него никто не хотел. Тем более, мой дед по материнской линии до советской власти был ишаном, бабушка – его четвертой женой. Весь род был против этого брака, а они уже любили друг друга, мучились. И тогда моя мудрая бабушка сказала отцу: «Забирай ее, увози отсюда и будьте счастливы».
Так и получилось. Молодые уехали из Ленинабада, Мирзо Турсун-заде стал знаменитым поэтом и с Сабохатхон они прожили счастливую жизнь.

Они хорошо жили, говорит Масуд Турсунзаде. Конечно, как и в любой семье, были недопонимания, но в общем это был крепкий и дружный союз. Помню, в 1968 году отца наградили золотой медалью «Серп и Молот», он пришел домой, говорит матери: «Видишь, это наша с тобой заслуга!» и приколол ей эту медаль на грудь.

В семье Мирзо Турсунзаде родилось трое детей: дочь – Фируза и два сына – Масуд и Парвиз. Они не отдали свою жизнь поэзии, но так или иначе каждый из них продолжает дело отца. Фируза выбрала для себя философию, младший сын Парвиз стал востоковедом, а старший, Масуд, – сначала был педагогом — преподавал технические дисциплины, а сегодня возглавляет технический департамент сотовой связи.

Однажды Масуд в детстве пробовал писать стихи на русском языке, и както решил показать их отцу, он посмотрел и говорит: «А я в русской поэзии не особенно разбираюсь, вот пусть тот, кто тебя отвел в русскую школу, и дает оценку». Но это он, конечно, так шутил. Дело в том, что отец был всегда занят, и когда мне пришла пора поступать в первый класс, он был в командировке. В школу меня записывал его близкий друг, и записал в класс с русским языком обучения. Вот я и писал стихи на русском. А уже позже он мне сказал: «Знаешь, сынок, у тебя больше тяги к точным, техническим наукам, так вот, лучше быть хорошим инженером, чем плохим поэтом». И я с ним был полностью согласен. Хотя до сих пор для друзей пишу стихи.
В семье Турсунзаде царила добрая атмосфера взаимопонимания и взаимоуважения. Высоко ценивший свободу человека, Мирзо Турсун-заде подарил ее и своим детям. Он никогда не препятствовал их выбору, будь то выбор профессии или спутника жизни. А вот любовь к труду пытался привить с раннего детства.

Друзья для Мирзо Турсун-заде были важной составляющей жизни. Благодаря его широкой душе и благородному характеру вокруг поэта было много людей, которые его боготворили и бесконечно уважали. В гостеприимном доме семьи Турсун-заде собирался весь творческий бомонд республики, и не только: сюда приезжали и самые известные поэты, писатели, композиторы со всего Советского Союза. Были здесь и врачи, и инженеры, и политическая элита.

В доме у Мирзо Турсунзаде время летело незаметно. Фактически встречи друзей, проходившие здесь, были похожи на творческие вечера: они декламировали стихи, пели песни, слушали музыку. Дочь Фируза хорошо играла на фортепиано. На этом же инструменте музицировали Андрей Бабаев – знаменитый азербайджанский композитор, который написал музыку ко многим популярным песням, в том числе и к песне «Я встретил девушку», а также известный таджикский композитор – Зиедулло Шахиди, совместно с которым Мирзо Турсунзаде создал много замечательных песен.

Друзья для отца часто были первыми слушателями. Свои новые произведения он выставлял на их суд. И всегда внимательно выслушивал каждый отзыв.

Впрочем, отзывы друзей чаще всего были положительными, поэтому самым главным критиком для Мирзо Турсунзаде был он сам.

Если бы все произведения, что он написал за свою жизнь, вышли в свет, то у него были бы десятки томов. А у него всего два тома стихотворений. Он выдавал читателю только то, что считал самым лучшим.

Лучшее он действительно выбирал только наедине с самим собой. Вечерами, когда семья ложилась спать, он уходил в свой уютный кабинет и просил принести пустую пепельницу и пустую корзину для бумаг. Всю ночь шла напряженная работа, а утром, когда супруга входила в кабинет, пепельница на столе была заполнена окурками, а корзина — разорванными листками с размашистым подчерком поэта.
Вдохновение для своих произведений Мирзо Турсун-заде черпал в таджикской природе, в таджикском народе, а еще он много путешествовал по миру. Поэт исколесил множество стран. В 40-х годах он побывал в Индии. Эта страна, ее жители, их быт и обычаи настолько потрясли Мирзо Турсун-заде, что вскоре был создан цикл стихотворений «Индийская баллада». За них он был представлен к Сталинской премии – наивысшей награде того времени. Но в комиссии, которая рассматривала его кандидатуру, возникли сомнения: поэт слишком молод для такого признания. Тогда в спор вмешался сам Сталин: «Дайте ему премию, он еще больше и лучше напишет». Премию дали. Награждение прошло в Москве в 1948 году.

Конечно, со стороны казалось, что отец любим всеми, — говорит Масуд Турсун-заде. — Но это было далеко не так. Было непонимание, неприятие; были даже гонения. Но у больших людей не может быть по-другому. Тем более что у отца был крутой нрав, и он никогда не изменял себе.

Что касается верности себе, то для Мирзо Турсунзаде, прежде всего, она заключалась в верности своей земле. В 60-м году ему предложили возглавить только что созданный Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы (сегодня – Российский университет дружбы народов, прим. авт.). От такого серьезного предложения не каждый мог отказаться, тем более что исходило оно от Михаила Суслова – видного политического деятеля того времени, но Мирзо Турсун-заде этим предложением не воспользовался. Единственная причина его отказа заключалась в том, что работа предстояла в Москве. «Постоянно там жить я не смогу. Я без Таджикистана – никуда», мотивировал свое решение поэт.

Такое поведение не могло не вызывать, с одной стороны, восхищение, с другой — негатив. У Мирзо Турсун-заде было достаточно врагов, которые во всем старались насолить. Он тяжело все это переживал, но старался не подавать вида. Между тем организм давал сбои: были микрои-нфаркты, недомогания и болезни.

Вскоре у Мирзо Турсун-заде развился сахарный диабет. Использовать инсулин он категорически отказался: постоянная зависимость от лекарственных препаратов для него представлялась своеобразным ограничением свободы. Врачи выписали ему кучу сильнодействующих лекарств, которыми надеялись заглушить страшную болезнь. Но препараты дали осложнение.

В тяжелом состоянии Мирзо Турсун-заде попал в реанимацию, у него отказали почки. Это сейчас пересадка почек не считается запредельно сложной операцией, но в 70-е годы медицина еще не была настолько развитой. Чтобы спасти поэта, в Душанбе из Москвы приехали блестящие врачи, но все было уже бесполезно: после второго сеанса гемодиализа в возрасте 66 лет 24 сентября 1977 года Мирзо Турсун-заде скончался. Поэт Турсунзаде захаронен в поселке Лучоб города Душанбе.
Made on
Tilda